Автомобильный Ближний Восток – Эмираты, Иран, Оман. И Средняя Азия.

Автопутешествия по Эмиратам. Road trips in the Emirates.

Всего понемногу будет в этом рассказе – «резидентские» поездки по Эмиратам, в столицу соседнего Омана, Маскат и возвращение на машине из ОАЭ в Казахстан через Иран, Туркмению, Узбекистан. Всё это — события 15-20 летней давности и о чём-то уже можно рассказать — как оно было на самом деле.  Чего не будет – это фотографий, ибо пользование фототехникой в Иране, скажем так, не поощрялось. Так что всё только с моих слов, хотите верьте, хотите нет. Проверить-то уже невозможно…Всё мои автомобили Mitsubishi Pajero были куплены в Объединенных Арабских Эмиратах. Первые две машины купил и пригнал в Алма-Ату я сам, на третьей ездил во время проживания в Дубаи, четвертая машина также оттуда, но доставлялась в Алма-Ату уже без моего непосредственного участия.

Воспоминания о поездке из Ирана в Казахстан нельзя рассматривать как отчёт о перегоне. Скорее, это рассказ об автопутешествии. И о том, что творилось на дорогах Средней Азии во второй половине «лихих 90-х».

Начало 1997 года. В то время в Казахстане существовал порядок так называемого «льготного таможенного оформления» автомобилей. Платёж при ввозе машины составлял всего шесть процентов от закупочной стоимости авто. И вот, в конце февраля, я приобретаю в Эмиратах свой первый MMC Pajero 1997 Model, 3.0L GL.  Фото этой машины нет, но в одном из моих рассказов есть видеоролик с её участием. Теперь надо как-то добраться до дома. Машины из ОАЭ в Казахстан шли в то время сплошным потоком, перегонщики мотались туда-сюда без остановки. Уже быстро прошла мода на покупку подержанных авто, потому как состояние их после арабских просторов было признано печальным. Теперь народ гонит из Эмиратов только новые машины и этот процесс поставлен на поток. Пока оформляются документы, открывается иранская виза, знакомлюсь с двумя казахстанцами – один также из Алма-Аты, другой едет в Западный Казахстан. Так что до границ родной страны поедем вместе. Все трое едем первый раз, поездка обещает быть интересной. Оформили документы, отогнали машины в порт для погрузки на паром и ждём отправки. Ждать пришлось недолго, повезло, и через несколько дней вылетаем в Иран, город Бендер-Аббас.

Иран.

Полёт на двухмоторном винтовом аэроплане прошёл быстро и спокойно. Добрая часть пассажиров была вроде нас, летевших в ожидании автомобиля. Приземлись удачно, прошли паспортный контроль и стоим вместе с товарищем – алматинцем в ожидании багажа. Третий наш коллега немного отстал, уже и багаж получили, а его что-то нет. Стали потихоньку продвигаться к выходу, слышу –  кто-то зовёт меня по имени. Огляделся, вроде никого. Только пошёл дальше – снова зовут. Смотрим, а наш третий стоит перед будкой пограничника и нам руками машет, зовёт. Что такое? Подходим, интересуемся. Человека не пускают в Исламскую Республику Иран по причине одежды – спортивные штаны противоречат дресс-коду. Находим его сумку, достаём оттуда брюки, он их натягивает поверх «треников» прямо перед пограничниками, под их бурчание и ругань. К счастью, всё обошлось, наша тройка снова в полном составе, мы в Иране, и на такси мчимся в гостиницу.

Мчаться там было недолго, описывать отель не буду, без фотографий всё равно не поверите.  Отмечу только одну деталь — услуги телефонной связи. Захотелось позвонить домой, сообщить о грядущем выезде. Пошёл в офис гостиницы, набрали мне номер телефона и при соединении с домом нажали кнопку секундомера. Окончил разговор – снова щёлк, и гони монету исходя из количества потраченных секунд. После автоматов, стоящих в Эмиратах на каждом углу, такой сервис расширил мой кругозор.

В отеле мы просидели два дня, что-то не ладилось с выпуском машин из порта. Наконец нас забирают и везут к терминалу, где машины ставят на трейлеры для дальнейшего пути по Ирану. Ещё пару лет до этого водители гнали машины по Ирану своим ходом. Однако это не устроило власти – то ли аварии были, то ли деньги шли мимо кассы, теперь только на трейлере. Нам с земляком досталась закрытая фура, где и стояли наши машинки – мой Mitsubishi Pajero и его Subaru Legacy.  Подняли мы брезент, залезли внутрь и стало нам нехорошо. Машины стояли практически свободно, привязанные тоненькими верёвочками за колёса к стойкам. Любая кочка, резкое торможение, крутой поворот – и ага. Тем более, что мы сами всю дорогу по Ирану будем сидеть в своих машинах. Давай мы изобретать, искать тросы, бросили между машинами покрышку от фуры, какими-то мешками с песком обложили колёса, увазились как черти, а ведь прямо перед выездом из отеля помылись на дорогу. Худо-бедно закрепили. Вот не повезло, думали мы. Однако действительно не повезло нашему третьему товарищу. История со штанами в аэропорту оказалась мелочью, на его машину (Toyota Land Cruiser) при погрузке на трейлер упала какая-то балка и теперь он не едет с нашим караваном, а остаётся на терминале выбивать компенсацию у перевозчика. Нас остаётся двое.

Выехали уже в темноте, да и без разницы это, из-под тента всё равно ничего не видно. Фура идёт довольно быстро, машину качает, временами даже очень сильно и ощущения не из приятных. Но постепенно привыкаешь ко всему…

Второй раз этот маршрут я проехал в своей машине, которая стояла на открытой площадке и была закреплена, как положено. Сидишь, точнее – лежишь, высоко и смотришь вокруг далеко. А вокруг каменистая пустыня Восточного Ирана, самой бедной части страны. Однако спрятанная в машину ещё в Эмиратах бутылка виски «Johnnie Walker» благополучно пересекла две границы, в Иране была извлечена из скрытой полости автомобиля и помогла мне благодушно взирать на монотонный пейзаж, проплывающий мимо.

От Бендер-Аббаса до Серахса, что на границе с Туркменией около полутора тысяч километров и двое суток пути. С водителем нам повезло, ехали быстро, временами по очереди подсаживались к нему в кабину, чтоб скучно не было. Да и понарассказывали нам страшилок всяких перед поездкой – и засыпают водители в дороге, и обкуренные едут, так что мы присматривали за нашим шофёром. Но всё было в порядке.

Через год, когда я повторял этот маршрут после покупки новой машины, с водителем было сложнее. Всю дорогу он, используя несколько русских и английских слов, постоянно клянчил деньги, я кивал головой и отвечал – давай, Серахс, терминал, едем. Тон его постепенно менялся, становился всё наглее, и я не выдержал – на посту подошёл к полиции и, как смог, объяснил всё это. Что-то они ему сказали такое, что водитель потом только зло смотрел на меня, но про деньги больше не заговаривал.

Одну важную вещь нам надо было сделать в Иране – заправиться. Это делали все, кто ехал по стране вместе с машиной. Судите сами: бензин в Эмиратах стоил в то время один дирхам за литр (кстати, столько же стоила и литровая бутылка питьевой воды, так что хочешь – пей, хочешь – катайся). Бак у меня почти 90 литров, да ещё штатная канистра на внешней подвеске – 20 литров, итого 110 литров, примерно 30 долларов (1 доллар = 3.66 дирхама). Сумма небольшая, но в Иране-то за 20-ти литровую канистру я заплатил всего ОДИН доллар! Хотите верьте, хотите нет. Полная заправка обошлась мне в 5 долларов, ну как устоять перед такой «халявой». Да еще так думаю, что водитель наш тоже поимел с этого толику малую, поскольку все переговоры на АЗС шли через него и машины мы заправляли канистрами, они же стояли внутри фуры. Надо сказать, что такая смешная цена была только в дороге. Перед терминалом в Серахсе продавцы с канистрами в руках драли за бензин три шкуры – за канистру просили целых ДВА доллара…

На выходе из Ирана таможенник привязался к моей канистре – нельзя из страны вывозить бензин. Пришлось убеждать, что это штатное оборудование машины, ну вроде как второй бензобак, а баки можно было налить под пробку. Убедил. Из канистр, которые находили в багажниках, бензин заставляли выливать.

Последний взгляд на территорию терминала, где на въезде, чуть в стороне от дороги, стояли два новеньких Nissan Pathfinder со смятыми крышами (уронили при доставке) – и в путь, в Туркмению.

 Туркменистан.

Ещё существует безвизовый режим, так что пограничник быстро шлёпает печать в паспорт и начинается оформление временного ввоза (транзита) машины. Дают несколько бумаг, в том числе и разрешение на заправку бензином, было такое. За все бумаги надо платить и вроде нет никакой коррупции, но дело в том, что платишь долларами по официальному курсу, затем эти доллары превращаются в манаты по реальному курсу, разница существенная. Тем и живут…

Следующая процедура – досмотр машин. Здесь нас ожидала печаль, без денег не пройдёшь и глубина погружения сотрудников в твою машину обратно пропорциональна сумме. Не захочешь платить – могут разобрать полностью. Но нам повезло. Мы ведь почему задержались в Иране? Вроде праздник был какой-то, таможня не работала, машины не впускали в Иран и, следовательно, не выпускали из Ирана. А тут всё открыли, и мы были первыми. С границы до Чарджоу надо было ехать сотруднику спецслужбы, вроде КГБ, а машин не было. Нам предложили его с собой взять, но только, мол, подождите минут сорок. Конечно, согласились мы, только не здесь на солнце и с разбором машин, а вот там в тенёчке, перекусим пока. Через час человек в штатском сел в машину моего напарника, и мы поехали по Туркмении.

От границы с Ираном до границы с Узбекистаном примерно 450 километров. Около двухсот километров – пустыня, один пост милиции на въезде в неё, один на выезде, между ними ничего в то время не было. Зато на остальных двух сотнях километров постов было штук двадцать, и на всех с огромным вниманием относились к транзитному транспорту, идущему из ОАЭ.

Через год, в марте 1998 года, ехал по этому же маршруту, гнал вторую свою машину — MMC Pajero 3.0L GLX 1998 Model. На каждом посту отдаешь по 1-3 доллара, в зависимости от аппетита служивого. Ещё в Эмиратах, в Дубаи, разменял сотню по доллару для этих целей. Причём никто даже и не пытался как-то связать взымание «штрафа» с каким-либо нарушением ПДД. На первых двух постах ещё доставал документы на транзитную машину, на третьем посту мне сказали – что ты мне эти бумажки суёшь, давай два доллара и езжай дальше.

Но вернёмся к первой поездке. Наличие сотрудника спецслужбы в нашей машине оказывало благотворное влияние на дорожную полицию. Остановят нас на посту, он им что-то скажет, иногда выйдет, что-то покажет – и вперёд! На двух постах «Рубеж» документы всё же таки глянули, но только потому, что надо было записать наши машины в журнал.

Еще в Туркмении мы заправились. Хотя у нас на руках и было разрешение на заправку, но только помощь нашего влиятельного попутчика помогла отделаться «малой кровью» и налить топлива. Заправлять иностранцев-перегонщиков сначала вообще не хотели, затем стали требовать нереальные деньги, но всё обошлось небольшой доплатой к стоимости бензина. Комитет национальной безопасности пользовался в Туркмении большим авторитетом.

Так мы домчались до Чарджоу (теперь называется Туркменабад), где и расстались с нашим попутчиком. Немного поплутав по городу, ведь навигаторов тогда не было, выехали к Амударье. Сразу за городом ещё один пост «Рубеж», уже последний в Туркмении. Сидит усталый капитан, по виду замотанный жизнью, равнодушно глянул на нас, молча записал номера машин в журнал и вернул документы. Через год, на этом же месте молодой старлей, весь горящий рвением, и не только служебным, переворошил мне всю машину, вытребовал десять долларов и початый флакон «DENIM Афтершейв» — рекламу этого лосьона крутили по ТВ и здесь он, видать, считался последним писком. На лежащую рядом коробку Cartier Declaration он внимания не обратил. Усталого капитана не было, вероятно уже уехал в Россию.

Переехали реку через понтонный мост – ощущение, доселе неизведанное – и, вскоре, граница. Туркменская сторона выпустила нас за символическое вознаграждение, перед нами открылось следующее государство.

Узбекистан.

На въезде в страну нас проверили тщательно, вплоть до личного досмотра и обыска, но денег не требовали. Однако времена меняются, и через год этот же таможенник (запомнил я его) просто сказал – двадцать долларов – и с досмотром было закончено. Снова выдали кучу транзитных бумаг с указанием точки выезда из страны, и мы покатили дальше, к дому. Не успели доехать до Бухары – пост милиции, остановка и «предложение» подвезти их сотрудника до Джизака, это примерно две трети пути по Узбекистану. Чуть тёплый полковник, еле ворочающий языком и выдыхающий кубометры паров алкоголя, садится в машину – от таких предложений не отказываются. Дальнейшее путешествие было ещё круче, чем в Туркмении – этот попутчик из машины вообще не выходил – возможно звание у него повыше и должность, вероятно, покруче. Да и, честно говоря, не в состоянии он был. Только сверкнёт погоном, буркнет что-то постовым милиционерам, просипит водителю: «Топи-и-и…» и снова отключается. Мы, собственно, против «топить» не возражали. До того дотопились, что под Джизаком я чуть не уснул за рулём. К счастью, вовремя встрепенулся, машина была уже на встречной полосе. Сон после этого как рукой сняло, вскоре мы приехали в Джизак, высадили бравого полковника около здания милиции и тут же уснули.

Через год мне довелось ощутить, каково это – ехать по Узбекистану без «сопровождения». В отличии от туркменских коллег, узбекские полицейские просто так денег не требовали. Они пытались изобрести какое-то нарушение ПДД, якобы мной совершённое. Например: машет палкой, останавливаюсь на обочине.

-Почему тут остановились? Должны на площадку были встать! Нарушение. –

Отдаешь пять долларов.

Следующий машет палкой, съезжаю на площадку.

-Куда поехал? Здесь должен был остановиться, на обочине! Нарушение. –

Снова лезешь в кошелёк.

Так они меня достали, что в очередной раз я встал прямо посередине дороги – сразу скажи, куда вставать, всё равно не угадаю. Что тут началось… Права заберём, машину заберём, «турма пасадим». А мне что-то так надоело всё, уже совсем на выезде из страны это случилось – забирай, говорю, права, а машину и «турма» — руки у тебя коротки. Поговорили мы так минут несколько, уже денег поменьше требует, потом про деньги перестал упоминать – «подарок дай». А где я ему подарок возьму, не сувенирная же лавка. И тут вспомнил – шторка на лобовое стекло, матерчатая, с «крутым» логотипом, на стальных кольцевых пружинках, резинку снимаешь и она – пуф! – развернулась. Достал я её из машины, эффектно раскрыл – на, говорю, подарок.

Это был воистину щенячий восторг, такого он ещё не видел. Несколько раз сам попробовал, напарник его попробовал, всем понравилось и с пожеланиями счастливого пути «друг» и «брат», т.е. я, был отпущен восвояси.

С бензином в Узбекистане было ещё хуже, чем в Туркмении – его просто не было. Бензин А-80 без проблем, но девяносто второго мы не нашли. Заправлялись не на АЗС, а из канистр, продававшихся вдоль дороги. Это был восьмидесятый бензин, а что делать? Наливаешь его в бак, как дополнение к туркменскому, потом туда канистру иранского, и на этом коктейле едешь. В основном дороги ровные, но на подъеме пальцы начинают стучать. Хорошо ещё, что машина к бензину не привередлива и двигатель 6G72 работает на бензине с октановым числом от 90 и выше.

Как я уже говорил, в транзитных документах был указан пункт выезда из страны. Название точно не помню, где-то за Ташкентом, вроде Черняевка. Да, точно, сейчас называется Жибек Жолы. Вот туда и направляли весь транзитный транспорт из ОАЭ. Что там творилось, такое рассказывали… Но есть ещё один вариант, которым мы и воспользовались. Перед Ташкентом был ещё один пункт пропуска, название уже не помню, туда мы свернули, подъехали, даём документы – не пускают.

—  Езжайте в Черняевку, говорят –

— Ладно, отдохнём немного здесь, перекусим, и поедем –

Стоим, жуём, ждём. Через двадцать минут подходит таможенник. Давайте, говорит, по пятьдесят баксов, пропустим.

-Не, говорим. Нет таких денег, потратились в дороге, мы же перегонщики, нам много денег не дают –

 — По сорок –

— Нету, только на бензин осталось –

— По тридцать –

— У нас даже на еду уже не будет, вот сейчас последнее доедаем –

— По двадцать пять! –

— Поехали!-

И мы въезжаем в Казахстан. 

Казахстан.

Родина встретила нас таким же отсутствием бензина, как и Узбекистан. Залить АИ-93 нам удалось только в Джамбульской области. Милиция Южного Казахстана ничем не отличалась от своих среднеазиатских коллег, рассматривая транзитные машины как источник дохода. Однако наше положение стало другим – здесь мы граждане Казахстана и уже не нанятые перегонщики, а владельцы собственных авто! К тому же ещё и жители столицы государства, ведь Астана стала астаной только летом 1998 года. В Чимкенте, как только гаишник запел песню об изъятии водительского удостоверения, я ему сразу сказал:

— Да забирай на здоровье! Пиши временное удостоверение, я домой в любом случае доеду и завтра, за 50 баксов, куплю себе новые права. А тебе начальство по шее даст, что ты им работу подкинул – мои бумаги в Алма-Ату отправлять. –

Посмотрел на меня с укоризной и спрашивает – себе машину гонишь?

— А ты что думаешь, тебе что ли? – отвечаю.

Ну в общем так, или примерно так, проходили наши разговоры с гаишниками в Казахстане. Естественно, россиянам, которые гнали машины через Казахстан, приходилось куда тяжелее.

Машина, что показана на фото, была пригнана в марте 1998 года, во вторую поездку, и на этом мои перегоны-путешествия закончились.Мой второй автомобиль MITSUBISHI PAJERO. My second car MITSUBISHI PAJERO.

Эмираты.

Наша резидентская жизнь в ОАЭ была отмечена покупкой третьего автомобиля — MMC Pajero 2003 Model, 3.0L GLX.  Перед покупкой рассматривались и другие варианты, но привычка победила, лояльность к компании «Mitsubishi Motors» оказалась выше, чем заманчивые предложения других производителей.Автопутешествия по Эмиратам. Road trips in the Emirates.

Однако, прежде чем купить машину, надо иметь водительское удостоверение, действительное для Эмиратов. Поскольку Казахстан почему-то не входит в список стран, чьи права признаются в ОАЭ, то иду на курсы по обучению. Это, собственно, было тогда не обязательно, можно сразу идти в полицию на сдачу экзамена, но смущали два момента. Первое – на экзамене надо было сдать упражнение «параллельная парковка», а такая вещь для меня была диковинкой, парковались у нас, в то время, как и где захочется. И второе. Если сдаёшь экзамен по вождению на машине с механической коробкой передач, то можешь управлять транспортом с «механикой» и с «автоматом». Если сдаёшь экзамен на машине с «автоматом», то ездить с «механикой» не имеешь права. Водительское удостоверение имеет соответствующую отметку.

Поэтому решил заодно потренироваться на «механике», вспомнить забытые навыки, ведь уже пять лет ездил только на «автомате», и перспектива дергаться на экзамене, или вообще заглохнуть, не прельщала.

Откатал я свои несколько уроков и пошёл сдавать ПДД. Вопросы для экзамена были выложены на сайте полиции в свободном доступе, заходи, изучай и отвечай. Готовься, так сказать, предварительно. Причём вопросы были написаны точно так же, как и потом на экзамене. Сами Правила Дорожного Движения, как документа, я не читал и даже не видел, только эти вопросы, очень простые, да и были их штук пятьдесят-шестьдесят. Так что в полиции, на экзамене, увидев знакомые 10 вопросов, быстро поставил отметки в нужных местах и освободил компьютер.

Если компьютером не владеешь, то сидящий тут же офицер поговорит с тобой «за правила», об этом спрашивают перед экзаменом – как желаете сдавать, устно или с техникой.

Через несколько дней приходишь сдавать вождение. Здесь всё просто – офицер в машине, четыре кандидата (трое пакистанцев и я), короткая поездка по городу вокруг управления полиции. Всех моих попутчиков экзаменатор завалил на одном и том же: смотрит в зеркало, видит догоняющий нас слева автомобиль и говорит: «Перестроится влево!» Пакистанцы – народ законопослушный, раз полицейский сказал – значит надо! Ребятки резко крутили руль, полицейский выкручивал его обратно и говорил – следующий. Поворотник они тоже не включали. Подобная хохма со мной не прокатила, нам полиция не указ. Включив после команды поворотник, я так долго ждал пока обгоняющая машина пройдёт мимо нас, что полицейский не выдержал и сказал: «Ok! No need». И мы покатили обратно в «контору». Проклятую «параллельную парковку», из-за которой я брал уроки вождения, никто не спросил… Замечу, что дамские экипажи обслуживает офицер-женщина.

Так что только мне одному было велено отправляться прямо сейчас в офис, фотографироваться и забирать готовый документ. Я был к этому готов, бороду отрастил заранее, ну как без неё в мусульманских краях…Объединённые Арабские Эмираты. Водительское удостоверение. United Arab Emirates. Driver's license.

Объединённые Арабские Эмираты. Водительское удостоверение. United Arab Emirates. Driver's license.

На второй картинке внизу видна отметка (звёздочка) для позиции «механика».

И ещё на эту тему. Полиция в Эмиратах. Её вроде бы и нет, однако если что – она сразу есть. За два года жизни в Дубаи только один раз проверили документы, но это был экстренный случай. Пропало двое детей – то ли их украли, то ли они потерялись – и полиция, перекрыв крупную магистраль, проверяла документы у всех подряд, заглядывая в машины. А в остальном… Да и отношения с полицией у народа были интересные. Как-то раз вижу машину, остановившуюся во втором ряду. Машина дорогая, открытая, спортивная, за рулём молодой парень, местный араб, сидит и что-то ждёт. Проходит полицейский, наблюдающий за движением в этом районе, показывает парнишке – уезжай, мол, нельзя. Тот лениво машет – подожди немного. Полицейский уже построже – уезжай. Водитель тоже погромче и руками почаще – подожди. Полицейский уже кричит, а парнишка орёт в ответ и руками машет, как ветряная мельница – что, мол пристал, мне подождать надо. Уже когда полицейский пригрозил, что сейчас штраф выпишет, тот нехотя отъехал. У нас бы с ходу потребовали документы, а потом уже разбирались…

Ну вот, теперь права есть, машина есть – можно путешествовать по Эмиратам. Конечно, дальние поездки здесь невозможны, страна маленькая, не более пятисот километров с востока на запад и вдвое меньше с севера на юг. Тем более, что вся южная часть страны, эмират Абу-Даби (самый большой эмират, он занимает примерно 85 процентов площади ОАЭ) – это огромная песчаная пустыня Руб-эль-Хали. Особого интереса к пескам мы не испытывали и обратили свой взгляд на северо-восток государства.

Эль-Айн. Город эмирата Абу-Даби, один из старейших оазисов здешних мест, фамильное гнездо племени Бани-яз, из которого и вышла вся правящая верхушка ОАЭ. Почти двести лет назад род Мактумов, покинув эти места, обосновался там, где сейчас стоит город Дубай и правит одноимённым эмиратом до сих пор.

Так что едем туда, где начинались Эмираты. От города Дубай до Эль-Айна всего 150 километров. Прекрасная дорога идёт строго на юг, много цветов и зелени. К каждому деревцу, к каждому цветущему кусточку подведена вода. Эмираты опресняют морскую воду миллионами кубометров в сутки, озеленяя дороги между городами и счёт высаженных деревьев так же идёт на миллионы. Дальше будет видеоролик, на котором видна дорога от Дубая до Абу-Даби, в 1994 году вокруг была пустыня, через десять лет они создали «зелёный пояс» вдоль всей магистрали. К тому же практически все дороги освещается ночью. По таким дорогам грех не ездить быстро, так что время пролетает незаметно, оно дольше тянется, пока едешь по самому Дубаю.

В Эль-Айне можно было легко и незаметно для себя попасть в другую страну. Граница между государствами проходит прямо по городу. Проезжаешь очередной перекрёсток – и ты уже в Омане, в городке Эль-Бурайми. Зашли в ресторанчик пообедать и сначала не поняли, что за цены стоят в меню. Потом только сообразили, что вместо эмиратских дирхамов указаны оманские риалы. Однако дирхамы принимались без проблем, не говоря уже о банковских картах.

Такое тесное соседство и глубокое переплетение объясняется тем, что Эмираты вышли, по существу из Омана. Англичане, верные своей политике «разделяй и властвуй» выделили, в своё время, так называемый «Договорной Оман» из которого и получились Эмираты. Не буду углубляться в эти вопросы, а только отмечу, что подобная чехарда с территориями есть и в других местах страны. Конечно, вглубь Омана уже просто так не проедешь, дальше будет пограничный контроль, ну а здесь, в Эль-Айне, можешь перешагивать через границу сколько душа просит.

На карте обозначен маршрут этой поездки.

Так же на этой карте виден маршрут на побережье Оманского залива, в городок Хор-Факкан.

От Шаржи дорога идёт прямо на восток до местечка Масафи. Это не только название населённого пункта, это название самой известной питьевой воды в Эмиратах. Компания «Masafi» существует более сорока лет и очень часто в магазинчиках вместо «дайте воды» можно было услышать «дайте масафи».

Упираясь в горы, дорога расходится в стороны, огибая этот массив с севера (Дибба) и с юга (Фуджайра), чтобы снова соединиться на побережье Оманского залива, в Хор-Факкане и обойти с двух сторон не только горный участок, но и находящийся здесь оманский анклав Мадха.

Южная дорога несколько короче, более ровная, она шире – по две полосы движения в каждом направлении – и по ней многочисленных туристов из Дубая и Шаржи возят на экскурсию с громким названием «К берегам Индийского Океана».

Но мы едем на север, через Диббу, дорога более живописна, а лишние двадцать километров не расстояние. К сожалению, видеоролик не может передать ощущений, да и качество его хромает, однако поверьте на слово – когда на спуске в ущелье дорога идёт по гребню горы, чувство полёта становится настолько реально, что «приземлившись» с удивлением осматриваешь машину – куда же крылья-то делись…

Горы небольшие, но прикрывают берег от пустыни и сразу становиться прохладнее, температура на 5-7 градусов ниже, чем в Дубаи. Вокруг плантации финиковых пальм и даже грядки с зеленью. Огороды в Эмиратах? А почему бы и нет. Экспортом местной земляники в Европу уже никого не удивишь.

Как-то раз, возвращаясь из Хор-Факкана в Дубай, остановились на придорожном базарчике, посещение которого также включается, как местная экзотика, в упомянутую выше экскурсию. В этот раз были вместе с друзьями, прилетевшими на недельку из Алма-Аты, вышли из машины глянуть – что и как. Конечно, никакой экзотики там нет, в основном «ширпотреб» и продукция сельского хозяйства, всё тоже самое, как и везде. Так что «посещение восточного базара», которым турфирмы заманивают на свои экскурсии, на проверку оказывается банальным походом в овощную лавку. Выдумки турфирм понять можно – особой экзотики, а тем более, исторических достопримечательностей здесь практически нет. Да и откуда?  – на тот момент стране едва исполнилось три десятка лет. Понимая, что с реальной истории много не поимеешь и не желая придумывать другую (многовековую и славную), правительство Эмиратов пошло другим путём – стало активно творить настоящее. Строительство островов и сверхвысоких зданий, озеленение пустыни и лыжные трассы под крышей, не говоря уже о прекрасных новых дорогах и аэропортах – всё это привлекает туристов гораздо лучше, чем сомнительная историческая экзотика. Неплохо бы и другим странам в подобных обстоятельствах пойти также, «эмиратским путём»…

Звонит телефон. Мой одноклассник, уже давно живущий в столице России, сообщает – слушай, мы тут с женой на несколько дней отдохнуть вырвались, сейчас недалеко от вас, в Маскате, приезжайте, давно не виделись. Ну что ж, Маскат не Москва, всего 420 километров от Дубая. И мы поехали…

Рано утром, быстро выехав из ещё спящего Дубая, мчимся по прекрасной дороге к границе и вскоре налетаем на полосу густого тумана – обычное явление весной в этих местах. Скорость падает, даже сотенку ехать тревожно. Дорога пересекает «вади» — сухие русла рек, которые наполняются водой в сильный дождь, и такое здесь бывает. Эти места отмечены столбиками вдоль дороги, а сами столбики покрашены двумя красками – сверху красной, снизу белой. Если белая часть исчезнет под водой – стоп, ехать нельзя, глубоко.

К счастью дождя не было, непогода ограничилась только туманом, да и тот вскоре рассеялся. На пограничном пункте пропуска было солнечно и тихо – мы были единственные посетители на тот момент. Виза для посещения Омана для резидентов ОАЭ оформляется на границе быстро и за небольшие деньги. Точную стоимость не помню, но вроде в сто долларов на троих мы уложились.

Мы в Омане. Небольшие скалистые горы остались позади, до самой столицы дорога идёт вдоль берега Оманского залива. Пустыни нет и в помине, посёлки следуют один за другим настолько близко, что возникает ощущение одного большого города, точнее – пригорода. Всё время ждёшь, когда же, наконец, начнётся настоящий город, а его всё нет и нет. И так примерно 250 километров. От дороги до берега иногда очень близко, километра полтора, но моря не видно, вокруг всё застроено и засажено. Вода мелькает в просветах всего пару раз за всю дорогу.

Так же долго, неспешно тянется и сам Маскат (Мускат). Едем прямо по городу, высматривая указатели с названиями отелей, надеясь, что «Grand Hyatt Muscat» озаботился установкой таких табличек. И, как назло, движение по дороге идёт без остановок, пробок нет, светофоров почти нет. Так бы встать в пробке, по-восточному неспешно поговорить с таксистом и, где-то на седьмом-восьмом вопросе, узнать дорогу… Но не получается, город мы проехали почти насквозь пока разобрались что к чему и, уже развернувшись, обнаружили искомый указатель. Ну а там и до отеля было недалеко.

Это было самое далёкое наше путешествие по Аравийскому полуострову. Была идея прокатиться в Саудовскую Аравию, но как-то не получилось. Возможно и к лучшему, учитывая тамошнюю строгость нравов. А небольшие прогулки, выезды на шашлык в парк на пляже, встреча Нового Года на берегу моря – это было. Или вот ещё, рыбалка. Рыбак я никакой, а тут решил попробовать. Обзавёлся снастью, вышел на берег и закинул удочку. Тут то оно и попёрло! Сам такого не ожидал, следующий раз взяли камеру и сняли всё это, ведь расскажи – не поверят. А так вроде документ, железное доказательство.

Ранней весной, в самое приятное время года, проходит так называемый Торговый фестиваль в Дубае (Dubai Shopping Festival). Впервые он прошёл в 1996 году и длился 45 дней. Затем это событие перенесли на середину зимы и сократили до месяца. Сопровождалось всё это постоянными фейерверками, карнавалами, приездом парка аттракционов и другими «ништяками». Один раз испекли пиццу в несколько сотен метров для «Гиннеса». Уж и не знаю, попали они в эту книгу рекордов или нет, но пицца была вкусная. Да и на карнавале было что посмотреть, в том числе и казусы разные.

Само шествие на карнавале было достаточно долгим, взял только несколько эпизодов. Качество ролика сейчас кажется смешным, но что поделать, только такая камера была у меня в 2003 году.

И в завершении рассказа два ролика из 1994 года – года первого знакомства с Эмиратами. На первом ролике мы поехали в Абу-Даби на арендованном авто. Даже та дорога, что видна в начале, вызывала у нас восхищение своим качеством и удивление количеством рекламных щитов на обочинах. Высотные здания и торговые центры столицы Эмиратов также не оставили нас равнодушными. Забавно сейчас смотрится на улицах города транспорт, соответствующий автомоде 1994 года.

Второй ролик – золотой рынок (как говорят в Средней Азии – базар) в Дубаи, Dubai Gold Souk. Тут, в общем то, комментарии не нужны. Вспомните только постсоветское пространство четверть века назад. Ну а если не помните сами – спросите у родителей.

На этом всё, что мне хотелось рассказать.  Ближневосточная страница моих поездок на машинах Mitsubishi Pajero пока закрыта. Возможно, я вернусь ещё к ней, а может быть даже, чем чёрт не шутит, напишу и совсем новую страницу.

©2018

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *