Горы Кетмень с видом на Хан-Тенгри.

Горы Кетмень, горы Каратау и пик Хан-Тенгри. Ketmen mountains, Karatau mountains and Khan Tengri peak.

Что такое «кетмень»? Это употребляемое в Средней Азии старинное ручное орудие типа мотыги, которым и воспользовался Творец для создания Земли. Утомившись от работы, Он бросил орудие труда на землю. В том месте, согласно легенде, и возникли эти горы, горы Кетмень. Огромная территория Казахстана постепенно сжимается на юго-востоке с двух сторон. Линии границ с Китаем и Киргизией подходят всё ближе друг к другу, всё тоньше полоска казахстанской земли, всё выше горы. Здесь, на Тянь-Шане, на стыке трёх границ находится пик Хан-Тенгри, «Повелитель Неба».
Вид на пик Хан-Тенгри из долины Шалкудысу. View of Khan Tengri peak from the Shalkudysu valley.

В этом глухом «медвежьем» углу и раскинулись горы Кетмень. От Алма-Аты вроде и не далеко, но туристов здесь мало – те, кто ездит на легковых машинах, смотрят на эти горы с севера, лёжа в бассейнах горячих источниках за Чунджой. Ну а джиперам, ищущим счастье в грязевых ваннах для своих авто, ехать за триста пятьдесят километров нет смысла – найти «засадные» места можно и поближе.

Для тех, кто всё же решился проехать через эти горы на машине, у природы всегда наготове несколько сюрпризов – снег на горной дороге долго держится весной, выпадает летом, а осенью начинает оккупировать дорогу тогда, когда в долине ещё стоит почти летняя жара.

Необходимое примечание: на видеорегистраторе сбиты время и дата – не обращайте внимания.

Объяснять подобные маршруты с помощью карт Гугл – занятие неблагодарное. Ну не знает интернет-гигант о наших дорогах, даже не догадывается о существовании многих из них. Наверное потому, что под словом «дорога» Гугл понимает нечто большее, чем широкая тропа, заметаемая снегом и засыпаемая камнями.

 

Короче – безымянная точка на карте к северо-востоку от пункта В и есть перевал Кетмень высотой 3045 метров. Мы едем туда, едем в горы. 

Завлекая клиентов на джип-туры по здешним местам, агентства обещают эффектные виды пика Хан-Тенгри (7010 м). Сразу, правда, с оговоркой – в хорошую погоду. Ну а поскольку тучи в горах не редкость, то увидеть эту вершину удаётся далеко не всегда.

Итак, цели нашей поездки таковы: при известном везении пересечь горы Кетмень через одноимённый перевал и выйти на Чунджу. Также, при известном везении, посмотреть на пик Хан-Тенгри.

Средства: автомобиль MMC Pajero 3.0L GLS 2007 Model с полным баком бензина (88 литров), полной канистрой (20 литров) и обутый в резину Yokohama Geolandar A/T-S G012, навигатор, видеорегистратор и прочее фото- и видео. Лопата, топор и трос (не пригодились). И, как обычно, огромное желание проехать туда и обратно, проехать по неизвестным дорогам к неизведанным местам, постараться закончить тот «процесс самоутверждения», который был начат в предыдущем рассказе.

27.10.2019

Выезд в пять утра и первая часть пути привычна и знакома до мелочей. Изменения начинаются перед посёлком Кегень, от которого в сторону Алма-Аты движется капитальный ремонт дороги. Новый асфальт идёт по посёлку до поворота на Каркару и уходит дальше в сторону озера Иссык-Куль. Так что любителей ездить на это озеро через пункт пропуска «Каркара» вскоре поджидает приятный сюрприз – хорошая дорога до границы с Киргизией.

За Кегень в сторону Нарынкола я ещё не ездил никогда. Смотрим по карте – от посёлка Сарыджаз нам можно ехать на Комирши (первый поворот) или на Карасаз (второй поворот).  Оба маршрута ведут к горам Кетмень, оба одинаково незнакомы для нас. В дальнейшем эти дороги будут идти по разным берегам реки Кегень – здесь, в верхней части, она называется Шалкудысу.Горы Кетмень. Дорога от Сарыджаза на Комирши. Ketmen mountains. The road from Saryjaz to Komirshi.

В посёлке Сарыджаз мы поверили новому и красивому указателю на Комирши – ну не может же такой симпатичный знак направлять людей на плохую дорогу! Или может?

Хороший асфальт, который показан на фото, довольно быстро сошёл на нет и «вседорожные» приключения начались. Посёлок Комирши мы проследовали уже по жёсткому грейдеру, а дальше…

Дальше перед нами расстилалась широкая долина с «дорогами» разной степени выраженности, которые пересекали друг друга под любым углом. Встреченный и опрошенный чабан долго не мог понять куда мы хотим проехать: перевал Кетмень? Это же очень далеко!  Потом махнул рукой вверх по течению реки и ускакал от нас подальше. Посёлок Комирши и одноимённое ущелье остались позади.

Долина Шалкудысу. Комирши. Shalkudysu Valley. Komirshi.

Ехать, и правда, далеко. Даже нам, на машине, предстоящие шестьдесят километров пути не кажутся маленьким расстоянием – а именно столько обещает навигатор. Ну а на лошадке такой путь почти вечность, это уже кочёвка на джайляу, раз в год.

Мы едем вверх, навстречу течению реки.  Дорога идёт по широкому плато, справа от нас река, за ней горы Каратау.Долина Шалкудысу. Горы Каратау. Shalkudysu Valley. Karatau mountains.

Слева горы Кетмень, многочисленные ручьи прорезали плато оврагами и всё это поперёк нашего пути. Чтобы преодолеть очередное русло, дорога либо уходит далеко вниз, к расширению оврага, ибо подбирается вплотную к горам и перепрыгивает овражек в самом узком месте.

Так что по плато мы едем не прямо, ой не прямо. Идём этаким «зигзугом», болтаясь от края до края, и обещанные шестьдесят километров пути превращаются в сотню.Долина Шалкудысу. Горы Каратау. Shalkudysu Valley. Karatau mountains.

Почти около каждого ручейка стоит два-три домика, навес для скота – зимовье. Последняя ниточка, связывающая нас с цивилизацией – линия электропередачи, идущая вдоль дороги – давно оборвалась, на одном зимовье замечаем панели солнечных батарей, спутниковую тарелку. И всё.

Дорога подходит к последнему зимовью уже в виде едва заметной колеи и дальше идти не желает. Ориентируясь на линию навигатора и тропы, протоптанные домашними животными разной степени крупности и рогатости, переползаем ещё через несколько овражков.

Обнаруживаем заросшую колею, лежащую поперёк нашего движения. Сначала пробуем подняться по ней в горы – неудача. Втянувшись в небольшое ущелье, дорожка стала совсем призрачной и, к тому же, всё больше отклонялась от «генеральной линии партии» – направления на перевал.Горы Кетмень. Поиск дороги на перевал. Ketmen mountains. Search for the road to the pass.

Поехали обратно, вниз, к реке. Едва заметная колея подвела нас к краю плато. Река вот, совсем рядом, вдоль неё вроде идет дорожка, но для спуска нет даже колеи. Пришлось сделать новую, свою.Горы Кетмень. Поиск дороги на перевал. Ketmen mountains. Search for the road to the pass.

Уже прошло полдня, пройдено четыре сотни километров, но подобраться к перевалу нам пока не удаётся. А ведь поездка задумана строго однодневной с соответствующим запасом продуктов и снаряжения.Горы Кетмень и горы Каратау. Река Кегень начинается здесь. Ketmen mountains and Karatau mountains. The Kegen River begins here.


Горы Кетмень и горы Каратау. Река Кегень начинается здесь. Ketmen mountains and Karatau mountains. The Kegen River begins here.

И только спустившись непосредственно к реке Шалкудысу, проехав вдоль неё через несколько небольших бродов, мы вышли на дорогу и решили – это то, что нам нужно. Решили так ещё и потому, что на поиски другой дороги времени уже не оставалось.

На въезде в ущелье была жаркая осень, почти лето. Мы внимательно осматривали горы, лежащие перед нами и почти не видели снега. Укатанная дорога вела вперёд и дальнейший путь казался простым и быстрым.Дорога на перевал Кетмень из долины Шалкудысу. The road to the Ketmen pass from the Shalkudysu valley.

Но стоило немного заехать в ущелье и оглянуться назад, как радость наша померкла – летом здесь и не пахло. Склоны гор, обращённые от солнца на север, всё больше затягивало снегом. Лужи на дороге либо промерзали насквозь, либо были покрыты таким толстым льдом, что становилось страшно за резину на колёсах.Дорога на перевал Кетмень из долины Шалкудысу. The road to the Ketmen pass from the Shalkudysu valley.


Дорога на перевал Кетмень из долины Шалкудысу. The road to the Ketmen pass from the Shalkudysu valley.

Так мы и ехали – то радуясь яркому солнцу, то печалясь при виде снега, который подступал всё ближе и ближе.Дорога на перевал Кетмень из долины Шалкудысу. The road to the Ketmen pass from the Shalkudysu valley.


Горы Кетмень. Дорога на перевал. Ketmen mountains. The road to the pass.

Постепенно высота растёт и снег, также постепенно, выползает на дорогу. Отдельные пятна его сливаются в поля, попав в которое машина начинает буксовать. Слышен треск «тракшн-контроля», автомобиль рыскает по курсу, но сам находит дорогу и выбирается на твёрдую поверхность.

Мы чуть было не повернули назад, но дорога дальше вроде сухая, горы ещё выше и прекраснее – едем вперёд!Горы Кетмень. Дорога на перевал. Ketmen mountains. The road to the pass.

Засмотревшись по сторонам, мы как-то не сразу сообразили, что на дороге нет никаких следов. За неделю, прошедшую после снегопада, здесь не было никого – ни пешего, ни конного! На одном из поворотов, глянув назад, понимаем – забрались мы уже прилично. Ну так и горы не мелкие…Горы Кетмень. Дорога на перевал. Ketmen mountains. The road to the pass.

Хребет Кетмень, часть Тянь-Шаня, раскинулся в длину на триста километров при ширине километров пятьдесят. Вот эти пятьдесят километров мы сейчас и стараемся преодолеть.Горы Кетмень. Дорога на перевал. Ketmen mountains. The road to the pass.

Высота уже 2900 по навигатору, альтиметр машины показывает на полсотни метров меньше. Новый поворот, очередной подъём, следующее снежное поле, машина замедляет ход, буксует, сплошной треск ASTC и – всё. Чуть назад, включаю пониженную передачу (тем самым отключая ASC) и снова вперёд! Результат прежний.

Снег, подтаявший от жаркого горного солнца, моментально прессуется под колёсами в твердую и очень скользкую корку. Выручить нас могут только цепи на колёса, но чего нет – того нет.Горы Кетмень, горы Каратау и пик Хан-Тенгри. Ketmen mountains, Karatau mountains and Khan Tengri peak.

Дорога в этом месте ненамного шире машины, так что развернуться не получится. Пытаться пробиться вперёд смысла нет – там ещё хуже. Пячусь назад метров сто, тут есть небольшой «пятачок», где удаётся развернуться в несколько приёмов.

Не пускают горы нас дальше, не пускают. Успокаиваем себя тем, что не мы одни такие – из прочитанных в интернете рассказов об этом маршруте почти все заканчивались подобным образом. Летом – в июле, августе – люди проезжали без особых проблем, а вот попытки покорить перевал весной или осенью успеха, как правило, не имели.

Видеоролик, что размещён в самом начале рассказа, показывает все эти приключения и завершается пересечением реки Шалкудысу вброд. Увидеть волну на уровне капота машины было слегка неприятно.Дорога на перевал Кетмень из долины Шалкудысу. The road to the Ketmen pass from the Shalkudysu valley.

Прошли брод, чуть отъехали от речки и остановились. Вокруг, насколько видно, ни души. Тишина полная, только чуть слышно падают капли, вода стекает с машины. Горная часть путешествия закончена, теперь обед и возвращение домой.

И здесь выясняется одна мелкая деталь – оказывается, что не той дорогой мы сюда ехали. По левому берегу реки идёт хорошая (ну как – хорошая, не очень плохая) дорога. Достаточно жёсткий грейдер, проходимый в любой дождь.

Уже вернувшись домой, прикинув время и расстояние, получили следующее: путь от дома до брода с заездом к перевалу составил 420 километров и был пройден почти за десять часов. Обратная дорога заняла пять с половиной часов и 360 километров.

Вы скажете – вот горе-путешественники: с дорогой промахнулись, с перевалом «пролетели» –  и будете, конечно, правы. Но лишь отчасти. Иногда бывает интереснее добраться до цели кружным путём, как говорится – нормальные герои всегда идут в обход… Неудача же с покорением перевала была компенсирована достижением второй цели поездки – видом на Хан-Тенгри.Вид на пик Хан-Тенгри из долины Шалкудысу. View of Khan Tengri peak from the Shalkudysu valley.

Солнце уже клонилось к закату, когда на обратном пути, в разрыве между двумя горными массивами, показался «Повелитель Неба». Боковое освещение удачно подчеркнуло рельеф и дало возможность сделать неплохой снимок обычной «мыльницей».

Вот так, через тридцать лет мы снова увидели Хан-Тенгри. Конечно, первое знакомство было более близким –мы смотрели на него из базового лагеря на леднике Северный Иныльчек. До горы было километра три-четыре, она была выше нас на три тысячи метров, и чтобы рассмотреть вершину приходилось сильно задирать голову.

Сейчас нас разделяет сто километров, но вид не менее величественный. К тому же, в правой части фотографии видна трапеция пика Победы (7439 метров) – высшей точки Тянь-Шаня.

Через несколько минут горы Ельшинбуирюк заслонили от нас Хан-Тенгри, и мы приехали в посёлок Карасаз. Здесь начался асфальт и закончилось, на сегодня, всё интересное. Около девяти часов вечера мы были дома, пройдя за день чуть меньше восьмисот километров и спалив примерно сто литров бензина.

Эта поездка дала возможность чётко определить маршрут следующего путешествия, которое будет выглядеть так: днём выезжаем из Алма-Аты и ночуем на озере Тузколь, наслаждаясь видами вечернего Хан-Тенгри. Рано-рано утром стартуем к горам Кетмень, по хорошей дороге доезжаем до брода, где останавливаемся для рыбалки. За пару часов вылавливаем всю рыбу и перемахиваем через перевал. Далее короткий отдых в горячих источниках – и домой. Вот так мы и поедем, но уже в следующем году. Летом.

P.S. Поездка по такому сценарию  состоялась июле 2020 года,  и вот  рассказ  об  этом.

Вид на пик Хан-Тенгри из долины Шалкудысу. View of Khan Tengri peak from the Shalkudysu valley.

Примечание: в рассказе использованы географические названия, взятые с топографических карт Генштаба. Возможны другие варианты написания и произношения этих названий.

©2017-2020

3 thoughts on “Горы Кетмень с видом на Хан-Тенгри.”

  1. В 1940 году в бассейне Улькен Какпака на озере Караколь (14-17 апреля) и в горах Ельчин-Буйрюк на озере Тузколь (21 апреля – 9 мая) коллектировал зоолог В.М.Антипин, собравший 70 экз. 29 видов птиц (колл. Института зоологии МОН РК). Для «Известий Всесоюзного Географического общества» он подготовил в 1941 г. статью «Материалы по авифауне горного узла района Хан-Тенгри», о судьбе которой, к сожалению, ничего не известно. В августе 1948 г. в ущелье Большого Какпака небольшой сбор птиц произвела Г.В.Кошечкина. В марте-июле 1949 г. в долинах Баянкола и Текеса проводил зоологические исследования М.И.Исмагилов, собравший здесь 38 экз. 30 видов птиц (колл. Ин-та зоологии МОН РК). В 1953 году с 21 мая по 25 июля и 1-7 декабря изучением фауны птиц хребта Кетмень занимался М.Н.Корелов. Он обследовал ущелье Ку-мурчи по всему вертикальному профилю, прилежащую пойму реки

  2. В 2004 году маршрут в этих местах проходил в следующие сроки: Кегенский перевал – Текесское водохранилище – Большой Какпак у выхода реки из ущелья на равнину (4-5 августа); село Тегистик – посёлок Текес – горы Жабыртау – озеро Тузколь – верховья Шалкудысу (56 августа); в устье р. Алтынген в верховьях Шалкудысу – пос. Карасаз – пос. Кеген – р. М. Каркара – с. Булюксаз – ущелье р. Кеген у села Талды – каньон реки Темирлик в 3-4 км выше впадения в Чарын (6-7 августа); село Аксай на северном склоне хребта Кулуктау – Сюгатинская долина (7 августа) (Н.Н.Березовиков, О. В. Белялов). Особое внимание мы уделили горным долинам Кегена, Шалкуды-су, Каркары, Текеса, Баянкола, Какпака, водоёмам и степным элементам в орнитофауне этого района. С этой целью обследовали Текесское водохранилище, солёное озеро Тузколь и окружающие его степные горы. В результате впервые для этого района удалось установить гнездование черношейной и большой поганок, лебедя-кликуна, лысухи.

  3. Anas acuta acuta Linnaeus, 1758. Обычный пролётный и редкий летующий вид. В долине Текеса, в районе посёлка Нарынкол, интенсив- ный пролёт шилохвости группами не более 9 особей наблюдался с 4 по 25 марта 1956 (Винокуров 1960а), а в апреле и начале мая их пролёт наблюдали на небольших озёрах Арабели, Покровских, Тонских и Сарыджазских сыртов (Кыдыралиев 1990). На Текесском водохранилище 18 апреля 1999 отмечено 9 брачных пар и 3 самца, 2 и 3 мая 1999, соответственно, 40 и 10 особей. На Тузколе мигрирующие шилохвости отмечены 17 и 18 апреля 1999 (9 и 37 ос.). В пойме Каркары, на болоте выше устья ручья Желькаркара, 16 мая 1997 наблюдали брачную пару. В пойме Шалкудысу недалеко от Тузколя самец наблюдался 29 мая 1953 (Корелов 1956). Летом одиночка встречена на Тузколе 27 июля 1912 (Шнитников 1949), а 5 августа 2004 среди массы огарей нами отмечено 4 шилохвости. Не исключено редкое гнездование в широких заболоченных долинах рек, поскольку на Иссык-Куле A. acuta размножается (Янушевич и др. 1959; Кыдыралиев 1990).

Leave a Reply

Your email address will not be published.